Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон.

— София Амуннсен слушает.

— Это Альберто.

— Ой…

— Майор вчера не пожалел пороху.

— Не понимаю, о чем ты.

— О грозе, София.

— Я не стала в чем-либо разбираться, во всем сомневаюсь.

— Колебание — первейшая добродетель настоящего философа. Я горжусь тем, как многому ты научилась за настолько куцее время.

— Мне все вокруг кажется Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. каким-то мистическим.

— Это именуется экзистенциальным ужасом и в большинстве случаев связано с переходом к новенькому познанию.

— Наверняка, мне нужно сделать перерыв в упражнениях философией.

— У тебя в саду развелось очень много лягушек?

София не смогла удержаться от хохота. Альберто продолжал:

— А по-моему, нам лучше продолжать занятия. Кстати Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон., с деньком рождения тебя. Нам необходимо окончить курс до Иванова денька. Это наша последняя надежда.

— Надежда на что?

— Ты готова к длинноватому разговору? Я не могу разъяснить для тебя все за две минутки.

— Готова.

— Помнишь Декарта?

— «Я мыслю, как следует, я существую».

— В собственных методологических колебаниях мы с тобой оказались у Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. разбитого корыта. Может выясниться, что мы сами — менее чем идея, а это совсем не то же самое, что быть мыслителями. У нас есть основания считать, что мы плод фантазии некоего майора, который сочинил нас для утехи собственной живущей в Лиллесанне новорожденной дочери. Улавливаешь ход моих рассуждений?

— Да…

— Но Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. в этом есть и внутреннее противоречие. Если нас «сочинили», мы не вправе ничего «полагать». И тогда этот телефонный разговор — менее чем плод воображения.

— Тогда у нас нет ни капли свободной воли. Тогда все наши слова и поступки предопределены майором. Означает, нам вообщем можно повесить трубки.

— Ты преувеличиваешь.

— Растолкуй!

— Ты хочешь сказать Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон., что некоторый человек заблаговременно обмозговал свои фантазии? Естественно, Хильдиному папе понятно все, что мы делаем. Сбежать от его всеведения не легче, чем от своей тени. Но — и в связи с этим у меня появился один план — нельзя утверждать, что майор уже обусловил все, чему предначертано случиться. Может Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. быть, он определяет это в последнюю минутку, так сказать, в миг творения. Полностью допустимо, что конкретно в такие минутки инициатива перебегает в наши руки, другими словами мы сами можем управлять своими речами и поступками. Естественно, наши потуги — ничто по сопоставлению с напором майора. Мы практически бессильны перед навязываемыми нам наружными обстоятельствами Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. вроде говорящих собак, самолетов с поздравительным шлейфом, посланиями снутри бананов и заказными грозами. И все таки не исключено, что наша воля тоже чего-то стоит.

— Как это может быть?

— Очевидно, в нашем крошечном мирке майор всеведущ, но это не означает, что он и всемогущ. В любом случае, мы Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. можем испытать вести себя так, будто бы это не соответствует реальности.

— Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь.

— Главный фокус будет, если мы сумеем одурачить майора и начнем действовать без помощи других, другими словами совершать поступки, о которых он даже не будет подозревать.

— Разве такое может быть Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон., если мы не существуем?

— Кто произнес, что мы не существуем? Вопрос стоит по другому: не «существуем ли мы?», а «кто мы такие?». Даже если выяснится, что мы менее чем импульсы в раздвоенном сознании майора, это не отбирает у нас некого существования.

— Либо свободы воли?

— В общем, я работаю над этим Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон., София.

— Да и то, что ты «работаешь над этим», должно быть отлично понятно Хильдиному папе.

— Очевидно. Но он не знает деталей моего плана. Я пробую отыскать Архимедову точку.

— Архимедову точку?

— Архимед был эллинистическим ученым. «Дайте мне точку опоры, — гласил он, — и я сдвину землю». Вот и нам необходимо отыскать точку Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. опоры, чтоб извлечь себя из сознания майора, покинуть его внутренний мир.

— Задачка не из легких.

— Но нам не получится улизнуть от него, пока не будет закончен философский курс. Майор очень прочно нас держит. Он очевидно решил, что я должен провести тебя через всю историю философии. А до его отъезда с Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. Близкого Востока остается всего некоторое количество дней. Если мы не сумеем избавиться от назойливых фантазий майора, до того как он прибудет в Бьеркели, мы пропали.

— Я боюсь…

— Во-1-х, мне необходимо просветить тебя по поводу французской эры Просвещения. Потом нужно хотя бы в общих чертах разглядеть Канта Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. и только позже можно перебегать к романтизму. Не считая того, для нас обоих важен Гегель. А коснувшись Гегеля, нельзя обойти вниманием взрыв возмущения, который вызвало гегельянство у Киркегора. Следует также коснуться Маркса, Дарвина и Фрейда. Если мы в заключение успеем пройтись по Сартру и экзистенциализму, можно будет приступать Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. к выполнению нашего плана.

— Прилично для одной недели.

— Потому приступать нужно немедля. Ты можешь придти сходу?

— Мне необходимо в школу. У нас будет «уютный час», а позже раздача табелей.

— Наплюй! Если мы менее чем продукт сознания, означает, наслаждение от «уютного часа» с его кока-колой и различными вкусностями тоже только воображаемое Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон..

— Но табель?…

— София, ты или живешь на микроскопичном шарике в таинственной Вселенной — среди сотен млрд других галактик… или представляешь собой электрические импульсы в мозгу 1-го майора. И ты еще смеешь гласить о каком-то табеле! Постыдилась бы.

— Извини.

— А вобщем, хорошо, забеги в школу по дороге ко мне. Если Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. ты прогуляешь последний денек занятий, то можешь подать дурной пример Хильде. Кто-кто, а она наверное прогуливается в школу даже в собственный денек рождения, ведь Хильда — сущий ангел.

— Тогда я приду к для тебя сходу после школы.

— Мы можем повстречаться в Майорстуа.

— В Майорстуа?

Щелк… и гудок Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон.!

Хильда отложила папку в сторону. Сейчас папа принудил ее испытать угрызения совести из-за того, что она прогуляла школу. Вот хитрюга!

Некое время она размышляла над тем, что за план вынашивает Альберто. Не заглянуть ли ей на последнюю страничку? Нет, это будет жульничество, лучше испытать читать резвее.

По одному Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. принципиальному пт она была согласна с Альберто. Во-1-х, он был прав, что всем происходящим с ним и с Софией заправляет Хильдин отец. И в то же время, сочиняя, он наверное знал не все, что должно произойти. Видимо, время от времени ему бывало писать с одичавшей скоростью, и он только позже Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. спохватывался, что все-таки такое насочинял. В критериях таковой «суматохи» София с Альберто и обладали определенной свободой.

Снова у Хильды появилось чувство, что они вправду есть. «Какой бы размеренной ни казалась поверхность моря, это не означает, что в глубине его ничего не происходит», — поразмыслила она.

Но почему ей Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон. пришла в голову такая идея?

Во всяком случае, она была никак не поверхностной.

В школе на Софию, по праву новорожденной, со всех боков посыпались поздравления. Может быть, дополнительное внимание к ней разъяснялось всеобщим ажиотажем по поводу табелей и бутылок с кока-колой.

Как класс отпустили (с учительским пожеланием отлично провести лето Вскоре после маминого ухода зазвонил телефон.), София стремглав кинулась домой. Йорунн попробовала задержать ее, но София кликнула, что опаздывает.


vspomogatelnie-instrumenti.html
vspomogatelnie-materiali-i-ih-primenenie.html
vspomogatelnie-metodi-opros-testirovanie-izuchenie-produktov-deyatelnosti-sociometriya-ih-osobennosti.html